Бешалах и ТУбиШват

Иллюстрация: https://www.pinterest.de/pin/418905202846320296/

 

“Новый год” деревьев

«А вы, горы Израиля, ветви свои дадите и плоды свои вознесете народу Моему Израилю, ибо скоро придут они…»  – Йехезкель (36:8). 

Раши так разъясняет это предложение из книги пророка: «Когда Земля Израиля даст свои плоды в изобилии, тогда приблизится конец истории и начало иного времени и никогда не будет более ясного признака наступления новых времен» (98 лист трактата Сан’эдрин).

В дни правления Шломо, сына Давида, земля цвела как никогда. Об этом свидетельствуют слова самого царя: «Насадил я виноградники, сделал себе сады и парки, посадил в них всякое плодовое дерево» (Ко’элет, 2:5).

Уже давно укоренился в еврейском народе обычай устраивать 15 Швата праздничную трапезу и есть плоды земли Израиля. Этим мы выражаем свою любовь к ней и в то время, когда многие забывают о важности заповеди проживания здесь, мы провозглашаем, что нет ничего другого, что приближало бы нас к исправлению мира, как проявление силы нашей земли.

Приобретая фрукты к праздничному столу, легко убедиться, что в Израиле растет почти все, что растет в других странах. Сразу вспоминается время царя Шломо, когда благодаря мудрости великого правителя народ умел найти в своей стране место для произрастания любого растения.

Мы должны осознать, что Всевышний делает для нас величайшее благо, и суметь выразить свою благодарность Тому, Кто возвращает нам былое величие Израиля. Нам выпало на долю великое счастье увидеть исполнение пророчеств о возвращении еврейского народа на родину и о восстановлении его государственной независимости после двухтысячелетнего изгнания. Мы надеемся, что приезд миллионов сынов Израиля на Святую Землю – только начало великих будущих времен. Эта надежда зиждется на том, что пророк не останавливается на описании возвращения сил опустевшей земле, а продолжает рассказ и раскрывает, что вслед за цветением деревьев и появлением плодов должны вернуться духовные силы людям, утратившим в изгнании прямую связь с Б-гом: «И возьму вас из народов, и соберу вас из всех стран, и приведу вас в землю вашу. И окроплю вас водою чистою, и очиститесь от всей скверны вашей и от всех идолов ваших очищу вас. И дам вам сердце новое, и дух новый вложу в вас, и сделаю, что законам Моим следовать будете, и уставы Мои соблюдать будете, и поступать по ним. И поселитесь на земле, которую Я дал отцам вашим, и будете Мне народом, а Я буду вам Богом» (Йехезкель, 36:24).

Ничто не может остановить духовное возрождение народа: как приходит время, и деревья просыпаются от зимнего сна, новые соки бегут по стволу – так настанет время, когда Б-г наполнит новым духом всех, кто живет на Святой Земле. 

Недельная глава Бэшалах

Откуда приходит Амалек

«И двинулась вся община сынов Израиля из пустыни Син в походы свои по слову Б-га и остановились в Рефидим, и не было воды, чтобы народ пил. И ссорился народ с Моше и говорили: Дайте нам воду и будем пить. …И сказал Б-г Моше: И вот Я встану перед тобой там на скале в Хореве, и ударь по скале, и выйдут из нее воды, и будет пить народ. И сделал так Моше перед глазами старейшин Израиля. И назвал он это место «Испытание и Ссора» из-за ссоры сынов Израиля и из-за того, что испытывали Б-га, говоря: Есть Б-г среди нас или нет?» (Шмот, 17:1-2, 6-7). Все беды начинаются с этого вопроса. Когда Вс-вышний прошел по земле египетской, потомки Яакова родились заново.   Всем, кто принес пасхальную жертву и с посохом в руке ожидал исхода, были дарованы новые, загадочные и таинственные, духовные силы, позволившие им пересечь море и пустыню и говорить с Б-гом. Сыны Израиля сохранили только внешнее сходство с живущими обычной жизнью. Но они не знали об этом, как ребенок не знает о своем рождении. Они шли три дня и не имели возможности остановиться и осознать все произошедшее с ними. И, хотя огненный столп вел их ночью, а облако указывало направление движения днем, на стоянке в Рефидим они спросили: «Есть Б-г среди нас или нет? Чем мы отличаемся от других народов? Изменились ли наши души, когда Вс-вышний прошел по стране фараонов? Стал ли момент смерти египетских первенцев мгновением нашего рождения заново, или мы остались такими же как были? А если мы такие же, как все, и попрежнему похожи на другие народы, то оставит Он нас, бросит в пустыне при первой же нашей провинности и найдет Себе еще какое-нибудь племя». Та прямая связь евреев с Источником жизни, которая возникла в момент гибели египетских первенцев, стала для них незаменимой, и вопрос «Есть Б-г среди нас или нет?» превратился в сомнение в собственном существовании.Мир реагирует на преступления   человека и, как только был задан этот вопрос, появился Амалек – народ, стремящийся истребить сынов Израиля – всех без остатка. Моше посылает на войну Йеошуа, а сам садится на возвышенности, чтобы, напрягая свои духовные силы, повлиять на сердца евреев и изгнать из них сомнение в том, что с момента исхода Б-г раскрывает Себя только через еврейский народ. Во время напряженного сражения, сидя на высокой скале, Моше стремится устранить из их сердец вопрос «Есть Б-г среди нас или нет?» Для этого он поднимает руки выше головы. Душа Моше – общая для всех евреев, и его духовный потенциал и знания влияют непосредственно на  весь народ, если только он не восстает против своего руководителя. Только преодолев сомнение – своего внутреннего врага – можно победить врага во внешнем мире – народ Амалека. Моше, поднимая руки выше головы, помогает сынам Израиля достичь такого духовного уровня, когда человек не нуждается в мудрости: все его движения превращаются в выражение воли Вс-вышнего, даже если он не знает, как исполнить заповедь. Недаром место, где был задан роковой вопрос, названо Рефидим – рафу ядаим   («ослабли руки» – ивр.). Руки опустились ниже головы и их нужно было поднять на прежнюю высоту, т.е. научить сердце раскрываться и обнаруживать в самом себе бесконечность, подсказывая рукам, что делать, даже когда голова не может осознать, что с момента исхода Б-г проявляет Себя через сынов Израиля. Руки Моше, поднятые выше головы, дали ощутить каждому еврею, что любое его действие – заповедь, и вопрос «Есть Б-г среди нас или нет?» отпал сам собой. Вот что пишет по этому поводу  Рав Авраам Ицхак Кук в книге «Орот»: «Когда источник уникальной сущности (раскрывающейся на земле Израиля) оказывается испорченным, народ начинает черпать силы для продолжения своего существования из того концентрата, который содержится в общем для всех людей источнике и определяет особенности сынов Израиля среди других племен. И оттуда он черпает свои силы, находясь в изгнании. А земля лежит в развалинах и превращается в пустыню, и ее запустение искупает ее. Ее источник перестает бить, его воды понемногу отстаиваются, освобождаясь от мути. А жизненные силы и идеи передаются через общий для всех народов канал, проявляющий себя во всем мире (а не только в земле Израиля): «Как четыре стороны небес разбросал Я вас». Это продолжается до тех пор, пока нечистота источника Земли Израиля не уходит, и он не возвращается в изначально чистое состояние. Тогда появляется ощущение отвращения к проживанию в изгнании, и оно становится излишним. А основной свет начинает вновь поступать из частного (а не общего) сущностного для еврейского народа источника, набирая полную силу. И появляется свет времен Машиаха, собирающий всех оттолкнутых и оторванных. Голос Рахели, оплакивающей своих детей, становится не таким горестным, как раньше, – мать еврейского народа утешается: «Удержи твой голос от плача, а глаза твои от слез, ибо есть награда за дела твои, говорит Б-г. И вернутся они из земли врага, и есть надежда для тебя в конце. – говорит Б-г. – И вернутся дети в пределы их». Создание жизни, присущей только еврейскому народу, со всем ее светом и благом, затмевает достояние самого великого человека – Авраама, который должен был стать благословением для всех народов, и возвращает его силы сынам Израиля. Как сказано: «И будет благословение» – в молитве будут благословляться Твоим именем».

 

Воспитание едой

Второй месяц длится путешествие по пустыне и возникает легенда: «И жаловались вся община сынов Исраэля на Моше и на Аарона в пустыне. И сказали им сыны Исраэля: кто даст смерть нашу от руки Ашем в стране Египет, когда мы сидели у горшка с мясом, когда мы ели хлеб досыта, ведь вывели вы нас в пустыню эту, чтобы умертвить всё общество это голодом!» (Шмот 16, 2-3). Легенда о сытом рабстве…

Но Всевышний не собирается устраивать экскурс в египетское прошлое, не так важно, что там было, но накормить народ надо. «И сказал Ашем Моше: вот Я проливаю дождём вам хлеб с неба, и выйдет народ, и будут собирать потребность дня в день его, ради того, что Я испытаю его, а пойдёт ли по Торе Моей или нет? И будет, в день шестой, и приготовят то, что принесут, и будет вдвое больше того, что будут собирать день-день» (Шмот 16, 4-5).

Это не просто благотворительность, а проверка народа Израиля: пойдёт ли он жить по Торе спонтанно, сам по себе, т. е., является ли Тора нашей душевной природой или она навязана нам извне? Проверка проводится по двум аспектам: во-первых, доверяет ли народ Творцу в том, что хлеб с неба будет появляться «день-день» и запасы делать не следует, а во-вторых, станет ли соблюдать шабат? При этом Всевышний, вероятно, дал Моше особые указания, потому что: «И сказал Моше: когда даст Ашем вам вечером мяса, чтобы есть, и хлеб утром, чтобы насытиться, потому что услышал Ашем жалобы ваши, которыми вы жалуетесь на Него, а мы – что? Не на нас жалобы ваши, а на Ашем!» (Шмот 16, 8). Про мясо указаний не было, а про подготовку к шабату Моше умалчивает. Он использует ситуацию, чтобы отвести от себя и Аарона гнев «голодных и рабов».

«И было вечером, и поднялся перепел, и покрыл лагерь, а утром был слой росы вокруг лагеря. И поднялся слой росы, и вот, на лице пустыни мелкое, оголённое, мелкое, как иней на земле. И увидели сыны Исраэля и сказали Муж брату своему: ман это, потому что не знали, что это, и сказал Моше им: это хлеб, который дал Ашем вам, чтобы есть» (Шмот 16, 13-15). Вечером народ обеспечивается птичьим мясом для вкуса, а утром – небесным хлебом для насыщения. Сбор мана сопровождался неожиданным эффектом: хотя «собрали кто много, а кто мало», но когда «измерили омером, и не было избытка у того, кто взял больше, а у того, кто взял меньше не было недостатка – Муж по тому, сколько ест, собрали» (Шмот 16, 7-8). Независимо от ловкости сборщиков, от размера семей, результат был один – по омеру (мера объема сыпучих тел, примерно 3,87 л) на едока. Первый вывод: все, что исходит непосредственно от Творца – в равной мере доступно для каждого.

Доверие к Творцу предполагает, что выпадение мана будет ежедневным, об этом предупреждал Моше: «Муж не оставит от него до утра!» (Шмот 16, 19), но естественный инстинкт человека требует создать запас: «и оставили Мужи от него до утра, и зачервивел, и провонял, и разгневался на них Моше» (Шмот 16, 20).

Перед шабатом «в день шестой собрали хлеб двойной, два омера на одного» (Шмот 16, 22) и, по указанию Моше, оставили половину на шабат. В этот раз оставленный ман не испортился и народ был полностью обеспечен едой в шабат.  Несмотря на это, «в день седьмой вышли из народа собирать и не нашли его» (Шмот 16, 27). Экзамен провален по всем пунктам: недоверие к Творцу сопровождается невыполнением прямых указаний о соблюдении шабата. Короткая проверка требует провести сорокалетний учебный курс. Не могут рабы сразу превратится в свободных людей, добровольно и с любовью выполняющих заповеди. Увы! Поколение исхода должно умереть в пустыне…

О «воспитательной еде» необходимо помнить не только сейчас, в пустыне, но и потом, и всегда: «И сказал Моше Аарону: возьми сосуд один и дай туда полный омер мана, и положи его перед Ашем для хранения для поколений ваших» (Шмот 16, 33). Но позвольте, а разве сам Моше не проявил неверие в возможности Творца? Впереди – сорок лет странствий («А сыны Исраэля ели ман сорок лет до прихода их в страну заселённую»), зачем же сейчас, в первую неделю выпадания манна ставить сосуд на хранение? Может лучше было бы набрать свежего, в последний день? Что, Моше не верит в постоянство получения манна? Конечно нет! Наоборот, Моше верит, что Творец может сократить срок странствий и привести сынов Израиля к цели путешествия в любой, но неизвестный им самим день, подобно тому, как был сокращен почти вполовину срок египетского рабства. И символом этой веры становится кувшин с маном, сохраненный в Ковчеге Завета.

 

По материалам уроков рав. Дова Бигона.
Первая публикация: 13 Швата  5769. 

Рав Йосеф Менделевич — Четвёртое и пятое Сивана — решающий этап (по недельной главе “Итро”).
Рав Йосеф Менделевич — Четвёртое и пятое Сивана — решающий этап (по недельной главе “Итро”).
Рав Элиягу Бережинский — Книга Йеошуа, глава /24/
Рав Элиягу Бережинский — Книга Йеошуа, глава /24/
Рав Яаков Меир Регев — Объяснение степеней осторожности /4/ по книге “Путь праведных”.
Рав Яаков Меир Регев — Объяснение степеней осторожности /4/ по книге “Путь праведных”.
Рав Яаков Меир Регев — Предисловие Рамбама к Мишне /32/
Рав Яаков Меир Регев — Предисловие Рамбама к Мишне /32/
Рав Элиягу Бережинский — Книга Йеошуа, глава /23/
Рав Элиягу Бережинский — Книга Йеошуа, глава /23/
Рав Йосеф Менделевич — Евреи, особые, фиолетовые (по недельной главе “Итро”).
Рав Йосеф Менделевич — Евреи, особые, фиолетовые (по недельной главе “Итро”).
Рав Яаков Меир Регев — Ту биШват и Земля Израиля /2/
Рав Яаков Меир Регев — Ту биШват и Земля Израиля /2/
Рав Яаков Меир Регев — Ту биШват и Земля Израиля.
Рав Яаков Меир Регев — Ту биШват и Земля Израиля.
Рав Элиягу Бережинский — Книга Йеошуа, глава /22/
Рав Элиягу Бережинский — Книга Йеошуа, глава /22/
Рав Элиягу Бережинский — Законы достойной речи /12/
Рав Элиягу Бережинский — Законы достойной речи /12/
Рав Йосеф Менделевич — Четвёртое и пятое Сивана — решающий этап (по недельной главе “Итро”).
Рав Йосеф Менделевич — Четвёртое и пятое Сивана — решающий этап (по недельной главе “Итро”).
Рав Элиягу Бережинский — Книга Йеошуа, глава /24/
Рав Элиягу Бережинский — Книга Йеошуа, глава /24/
Рав Яаков Меир Регев — Объяснение степеней осторожности /4/ по книге “Путь праведных”.
Рав Яаков Меир Регев — Объяснение степеней осторожности /4/ по книге “Путь праведных”.
Рав Яаков Меир Регев — Предисловие Рамбама к Мишне /32/
Рав Яаков Меир Регев — Предисловие Рамбама к Мишне /32/
Рав Элиягу Бережинский — Книга Йеошуа, глава /23/
Рав Элиягу Бережинский — Книга Йеошуа, глава /23/
Рав Йосеф Менделевич — Евреи, особые, фиолетовые (по недельной главе “Итро”).
Рав Йосеф Менделевич — Евреи, особые, фиолетовые (по недельной главе “Итро”).
Рав Яаков Меир Регев — Ту биШват и Земля Израиля /2/
Рав Яаков Меир Регев — Ту биШват и Земля Израиля /2/
Рав Яаков Меир Регев — Ту биШват и Земля Израиля.
Рав Яаков Меир Регев — Ту биШват и Земля Израиля.
Рав Элиягу Бережинский — Книга Йеошуа, глава /22/
Рав Элиягу Бережинский — Книга Йеошуа, глава /22/
Рав Элиягу Бережинский — Законы достойной речи /12/
Рав Элиягу Бережинский — Законы достойной речи /12/

Глава Бешалах
13 Швата  5769,   7 февраля 09

 

 

АКТУАЛИЯ

«А вы, горы Израиля, ветви свои дадите и плоды свои вознесете народу Моему Израилю, ибо скоро придут они…» Раши так разъясняет это предложение из книги пророка Йехезкеля (36:8): «Когда Земля Израиля даст свои плоды в изобилии, тогда приблизится конец истории и начало иного времени и никогда не будет более ясного признака наступления новых времен» (98 лист трактата Сан’эдрин).. дни правления Шломо, сына Давида, земля цвела как никогда. Об этом свидетельствуют слова самого царя: «Насадил я виноградники, сделал себе сады и парки, посадил в них всякое плодовое дерево» (Ко’элет, 2:5). Уже давно укоренился в еврейском народе обычай устраивать 15 Швата праздничную трапезу и есть плоды земли Израиля. Этим мы выражаем свою любовь к ней и в то время, когда многие забывают о важности заповеди проживания здесь, мы провозглашаем, что нет ничего другого, что приближало бы нас к исправлению мира, как проявление силы нашей земли. Приобретая фрукты к праздничному столу, легко убедиться, что в Израиле растет почти все, что растет в других странах. Сразу вспоминается время царя Шломо, когда благодаря мудрости великого правителя народ умел найти в своей стране место для произрастания любого растения. Мы должны осознать, что Всевышний делает для нас величайшее благо, и суметь выразить свою благодарность Тому, Кто возвращает нам былое величие Израиля. Нам выпало на долю великое счастье увидеть исполнение пророчеств о возвращении еврейского народа на родину и о восстановлении его государственной независимости после двухтысячелетнего изгнания. Мы надеемся, что приезд миллионов сынов Израиля на Святую Землю – только начало великих будущих времен. Эта надежда зиждется на том, что пророк не останавливается на описании возвращения сил опустевшей земле, а продолжает рассказ и раскрывает, что вслед за цветением деревьев и появлением плодов должны вернуться духовные силы людям, утратившим в изгнании прямую связь с Б-гом: «И возьму вас из народов, и соберу вас из всех стран, и приведу вас в землю вашу. И окроплю вас водою чистою, и очиститесь от всей скверны вашей и от всех идолов ваших очищу вас. И дам вам сердце новое, и дух новый вложу в вас, и сделаю, что законам Моим следовать будете, и уставы Мои соблюдать будете, и поступать по ним. И поселитесь на земле, которую Я дал отцам вашим, и будете Мне народом, а Я буду вам Богом» (Йехезкель, 36:24). Ничто не может остановить духовное возрождение народа: как приходит время, и деревья просыпаются от зимнего сна, новые соки бегут по стволу – так настанет время, когда Б-г наполнит новым духом всех, кто живет на Святой Земле. 

                                                                                                                                                Рав Дов Бигон

ЗА СУББОТНИМ СТОЛОМ

«И двинулась вся община сынов Израиля из пустыни Син в походы свои по слову Б-га и остановились в Рефидим, и не было воды, чтобы народ пил. И ссорился народ с Моше и говорили: Дайте нам воду и будем пить. …И сказал Б-г Моше: И вот Я встану перед тобой там на скале в Хореве, и ударь по скале, и выйдут из нее воды, и будет пить народ. И сделал так Моше перед глазами старейшин Израиля. И назвал он это место «Испытание и Ссора» из-за ссоры сынов Израиля и из-за того, что испытывали Б-га, говоря: Есть Б-г среди нас или нет?» (Шмот, 17:1-2, 6-7). Все беды начинаются с этого вопроса. Когда Вс-вышний прошел по земле египетской, потомки Яакова родились заново.   Всем, кто принес пасхальную жертву и с посохом в руке ожидал исхода, были дарованы новые, загадочные и таинственные, духовные силы, позволившие им пересечь море и пустыню и говорить с Б-гом. Сыны Израиля сохранили только внешнее сходство с живущими обычной жизнью. Но они не знали об этом, как ребенок не знает о своем рождении. Они шли три дня и не имели возможности остановиться и осознать все произошедшее с ними. И, хотя огненный столп вел их ночью, а облако указывало направление движения днем, на стоянке в Рефидим они спросили: «Есть Б-г среди нас или нет? Чем мы отличаемся от других народов? Изменились ли наши души, когда Вс-вышний прошел по стране фараонов? Стал ли момент смерти египетских первенцев мгновением нашего рождения заново, или мы остались такими же как были? А если мы такие же, как все, и попрежнему похожи на другие народы, то оставит Он нас, бросит в пустыне при первой же нашей провинности и найдет Себе еще какое-нибудь племя». Та прямая связь евреев с Источником жизни, которая возникла в момент гибели египетских первенцев, стала для них незаменимой, и вопрос «Есть Б-г среди нас или нет?» превратился в сомнение в собственном существовании.Мир реагирует на преступления   человека и, как только был задан этот вопрос, появился Амалек – народ, стремящийся истребить сынов Израиля – всех без остатка. Моше посылает на войну Йеошуа, а сам садится на возвышенности, чтобы, напрягая свои духовные силы, повлиять на сердца евреев и изгнать из них сомнение в том, что с момента исхода Б-г раскрывает Себя только через еврейский народ. Во время напряженного сражения, сидя на высокой скале, Моше стремится устранить из их сердец вопрос «Есть Б-г среди нас или нет?» Для этого он поднимает руки выше головы. Душа Моше – общая для всех евреев, и его духовный потенциал и знания влияют непосредственно на  весь народ, если только он не восстает против своего руководителя. Только преодолев сомнение – своего внутреннего врага – можно победить врага во внешнем мире – народ Амалека. Моше, поднимая руки выше головы, помогает сынам Израиля достичь такого духовного уровня, когда человек не нуждается в мудрости: все его движения превращаются в выражение воли Вс-вышнего, даже если он не знает, как исполнить заповедь. Недаром место, где был задан роковой вопрос, названо Рефидим – рафу ядаим   («ослабли руки» – ивр.). Руки опустились ниже головы и их нужно было поднять на прежнюю высоту, т.е. научить сердце раскрываться и обнаруживать в самом себе бесконечность, подсказывая рукам, что делать, даже когда голова не может осознать, что с момента исхода Б-г проявляет Себя через сынов Израиля. Руки Моше, поднятые выше головы, дали ощутить каждому еврею, что любое его действие – заповедь, и вопрос «Есть Б-г среди нас или нет?» отпал сам собой. Вот что пишет по этому поводу  Рав Авраам Ицхак Кук в книге «Орот»: «Когда источник уникальной сущности (раскрывающейся на земле Израиля) оказывается испорченным, народ начинает черпать силы для продолжения своего существования из того концентрата, который содержится в общем для всех людей источнике и определяет особенности сынов Израиля среди других племен. И оттуда он черпает свои силы, находясь в изгнании. А земля лежит в развалинах и превращается в пустыню, и ее запустение искупает ее. Ее источник перестает бить, его воды понемногу отстаиваются, освобождаясь от мути. А жизненные силы и идеи передаются через общий для всех народов канал, проявляющий себя во всем мире (а не только в земле Израиля): «Как четыре стороны небес разбросал Я вас». Это продолжается до тех пор, пока нечистота источника Земли Израиля не уходит, и он не возвращается в изначально чистое состояние. Тогда появляется ощущение отвращения к проживанию в изгнании, и оно становится излишним. А основной свет начинает вновь поступать из частного (а не общего) сущностного для еврейского народа источника, набирая полную силу. И появляется свет времен Машиаха, собирающий всех оттолкнутых и оторванных. Голос Рахели, оплакивающей своих детей, становится не таким горестным, как раньше, – мать еврейского народа утешается: «Удержи твой голос от плача, а глаза твои от слез, ибо есть награда за дела твои, говорит Б-г. И вернутся они из земли врага, и есть надежда для тебя в конце. – говорит Б-г. – И вернутся дети в пределы их». Создание жизни, присущей только еврейскому народу, со всем ее светом и благом, затмевает достояние самого великого человека – Авраама, который должен был стать благословением для всех народов, и возвращает его силы сынам Израиля. Как сказано: «И будет благословение» – в молитве будут благословляться Твоим именем».

 

Воспитание едой

                 Второй месяц длится путешествие по пустыне и возникает легенда: «И жаловались вся община сынов Исраэля на Моше и на Аарона в пустыне. И сказали им сыны Исраэля: кто даст смерть нашу от руки Ашем в стране Египет, когда мы сидели у горшка с мясом, когда мы ели хлеб досыта, ведь вывели вы нас в пустыню эту, чтобы умертвить всё общество это голодом!» (Шмот 16, 2-3). Легенда о сытом рабстве…

Но Всевышний не собирается устраивать экскурс в египетское прошлое, не так важно, что там было, но накормить народ надо. «И сказал Ашем Моше: вот Я проливаю дождём вам хлеб с неба, и выйдет народ, и будут собирать потребность дня в день его, ради того, что Я испытаю его, а пойдёт ли по Торе Моей или нет? И будет, в день шестой, и приготовят то, что принесут, и будет вдвое больше того, что будут собирать день-день» (Шмот 16, 4-5).

            Это не просто благотворительность, а проверка народа Израиля: пойдёт ли он жить по Торе спонтанно, сам по себе, т. е., является ли Тора нашей душевной природой или она навязана нам извне? Проверка проводится по двум аспектам: во-первых, доверяет ли народ Творцу в том, что хлеб с неба будет появляться «день-день» и запасы делать не следует, а во-вторых, станет ли соблюдать шабат? При этом Всевышний, вероятно, дал Моше особые указания, потому что: «И сказал Моше: когда даст Ашем вам вечером мяса, чтобы есть, и хлеб утром, чтобы насытиться, потому что услышал Ашем жалобы ваши, которыми вы жалуетесь на Него, а мы – что? Не на нас жалобы ваши, а на Ашем!» (Шмот 16, 8). Про мясо указаний не было, а про подготовку к шабату Моше умалчивает. Он использует ситуацию, чтобы отвести от себя и Аарона гнев «голодных и рабов».

            «И было вечером, и поднялся перепел, и покрыл лагерь, а утром был слой росы вокруг лагеря. И поднялся слой росы, и вот, на лице пустыни мелкое, оголённое, мелкое, как иней на земле. И увидели сыны Исраэля и сказали Муж брату своему: ман это, потому что не знали, что это, и сказал Моше им: это хлеб, который дал Ашем вам, чтобы есть» (Шмот 16, 13-15). Вечером народ обеспечивается птичьим мясом для вкуса, а утром – небесным хлебом для насыщения. Сбор мана сопровождался неожиданным эффектом: хотя «собрали кто много, а кто мало», но когда «измерили омером, и не было избытка у того, кто взял больше, а у того, кто взял меньше не было недостатка – Муж по тому, сколько ест, собрали» (Шмот 16, 7-8). Независимо от ловкости сборщиков, от размера семей, результат был один – по омеру (мера объема сыпучих тел, примерно 3,87 л) на едока. Первый вывод: все, что исходит непосредственно от Творца – в равной мере доступно для каждого.

Доверие к Творцу предполагает, что выпадение мана будет ежедневным, об этом предупреждал Моше: «Муж не оставит от него до утра!» (Шмот 16, 19), но естественный инстинкт человека требует создать запас: «и оставили Мужи от него до утра, и зачервивел, и провонял, и разгневался на них Моше» (Шмот 16, 20).

Перед шабатом «в день шестой собрали хлеб двойной, два омера на одного» (Шмот 16, 22) и, по указанию Моше, оставили половину на шабат. В этот раз оставленный ман не испортился и народ был полностью обеспечен едой в шабат.  Несмотря на это, «в день седьмой вышли из народа собирать и не нашли его» (Шмот 16, 27). Экзамен провален по всем пунктам: недоверие к Творцу сопровождается невыполнением прямых указаний о соблюдении шабата. Короткая проверка требует провести сорокалетний учебный курс. Не могут рабы сразу превратится в свободных людей, добровольно и с любовью выполняющих заповеди. Увы! Поколение исхода должно умереть в пустыне…

            О «воспитательной еде» необходимо помнить не только сейчас, в пустыне, но и потом, и всегда: «И сказал Моше Аарону: возьми сосуд один и дай туда полный омер мана, и положи его перед Ашем для хранения для поколений ваших» (Шмот 16, 33). Но позвольте, а разве сам Моше не проявил неверие в возможности Творца? Впереди – сорок лет странствий («А сыны Исраэля ели ман сорок лет до прихода их в страну заселённую»), зачем же сейчас, в первую неделю выпадания манна ставить сосуд на хранение? Может лучше было бы набрать свежего, в последний день? Что, Моше не верит в постоянство получения манна? Конечно нет! Наоборот, Моше верит, что Творец может сократить срок странствий и привести сынов Израиля к цели путешествия в любой, но неизвестный им самим день, подобно тому, как был сокращен почти вполовину срок египетского рабства. И символом этой веры становится кувшин с маном, сохраненный в Ковчеге Завета.

 

Share on whatsapp
Share on telegram
Share on facebook
Share on email
Share on print
0 0 votes
Article Rating
Subscribe
Notify of
guest
0 Comments
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x